Зольников Максим, родился в мае 2003г.

Диагноз: Двухсторонняя нейросенсорная тугоухость 4 степени - глухота

ДОКУМЕНТЫ

Письмо мамы от 26.02.15г.

"Я, Зольникова Ирина Юрьевна, 30.03.1983 г.р. Живу одна с сыном в г. Самара. Разведена. Моему сыну, Зольникову Максиму 11 лет. Мы не сразу поняли, что Максим не слышит… вернее я замечала странности, но пыталась отогнать эти мысли, надеясь, что с нами такого быть не может, ведь Максим появился на свет без патологий. В 2005 году я узнала, что у моего ребенка несенсорная тугоухость 4 степени – глухота- это как прозвучавший угрожающе и безысходно, как приговор. Проводимое лечение, занятия со специалистами не приносили результатов. В слуховых аппаратах он ничего не слышал и чтобы он развивался, как полноценный ребенок 12.02.2007г моему сыну была проведена кохлеарная имплантация, он стал слышать. Эта была самая большая радость. Но оказалось, что самой операции не достаточно для развития слуховых и речевых способностей. Для того чтобы хорошо говорить и развиваться полноценно, ему необходимы длительные и постоянные курсы педагогической реабилитации, а именно, занятия с сурдопедагогом и настройки имплантата. К сожалению, они не оплачиваются государством, и приходится самостоятельно искать средства. На данный момент Максимка проявляет интерес к окружающему миру, он начал выявлять мысли, разговаривать с окружающими, стремится быть как все, понимает речь и отвечает на поставленные вопросы. Для того, чтобы ребенок был более внимательнее на уроках, понимал речь и улавливал правильные звуки учителя и адоптировался в окружающем мире  нужны интенсивные занятия с сурдопедагогом для того, чтобы более грамотно настроить речевой процессор. А это очень влияет на речь. Мы 5 лет с ним постоянно занимались, но у нас в Самаре, неправильно настраивают  речевой процессор  и нет реабилитационного центра для детишек после кохлеарной имплантации.
Услышав, что во Фрязино для детей с кохлеарной имплантацией открыли новый реабилитационный центр. Я увидела девочку, которая показывала хороший результат после лечения. В этот же день я дозвонилась до центра, и там согласились нас принять. Я до сих пор счастлива, благодарна судьбе, что открылся такой центр, и мы попали в него. Там работают чудесные специалисты. Благодаря Е.В.Мунтян, у меня ребёнок стал лучше понимать обращённую к нему речь и заговорил в январе 2013 года. Сыну подключили все каналы в импланте и сделали правильную  настройку, теперь он слышит и с удовольствием носит аппарат, начал задавать вопросы и говорить предложениями. Радостно осознавать, что после первых занятий в этом центре, ребёнок сам стремится слышать. Сам хочет слышать. Это была самая большая радость!!! У меня ребёнок за 1,5 года накопил большой словарный запас. Нам просто жизненно необходимы эти настройки речевого процессора и занятия с опытными преподавателями с детьми после КИ.
 К сожалению, с ребёнком я живу одна, с мужем я развелись, он мне не помогает. Я постоянно с ребёнком занимаюсь, школа находится далеко, в другом конце города, отвозить и привозить ребёнка некому, кроме меня самой. Поэтому выбирать между сыном и работой не приходится. Я решила полностью посвятить себя сыну. Мне приходится самостоятельно оплачивать проезды, тренировки в бассейне и обслуживание речевого процессора.
 Максимка кардинально изменился. Он стал постоянно с удовольствием носить речевой процессор и пользоваться речью и у него пополняется постоянно словарный запас и стремится к знаниям. Поэтому нам необходима длительная реабилитация, которая позволит моему мальчику войти в среду ровесников на равных, позволит ему говорить, слышать, выражать свои мысли, да просто жить, не выпадая из общества обычных детишек. Ведь так прекрасно услышать от своего единственного ребенка: «Мама, я тебя люблю!»
Сейчас у него стремление понимать людей и научиться разговаривать, чтобы не выделяться. Мы потеряли много лет. Сейчас ребёнку дался шанс и надо много успеть: вложить в него знания, научить разговаривать. Мне бы очень хотелось, чтобы Максимка продолжал заниматься в этом центре, т.к. в нашем городе нет таких специалистов, но к сожалению, у меня нет средств на реабилитацию, которая нам необходима, хотя бы 2-3 раза в год. Живём с сыном только на пенсию и доплату по уходу за ребёнком.  "